Афганистан — наша память и боль.

Начиная с 2011 года, 15 февраля в России отмечается важная памятная дата — День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества. Этот день утвержден Федеральным законом №320-Ф3 «О внесении изменений в статью 1.1. Федерального закона «О Днях воинской славы и памятных датах России», подписанным Президентом РФ 29 ноября 2010 года.

Решение о вводе советских войск в Афганистан было принято 12 декабря 1979 года и оформлено секретным постановлением ЦК КПСС. Ограниченный контингент советских войск оказался непосредственно втянут в разгоравшуюся в Афганистане гражданскую войну и стал её активным участником.

В конфликте принимали участие вооружённые силы правительства Демократической Республики Афганистан — с одной стороны, и вооружённая оппозиция (маджахеды и душманы) — с другой.

25 декабря 1979 года начался ввод советских войск в ДРА по трём направлениям: Кушко-Шинданд-Кандагар, Термез-Кундуз-Кабул, Хорог-Файзабад. Десант высаживался на аэродромах Кабул, Баграм, Кандагар.

Афганская война продолжалась с 25 декабря 1979 по 15 февраля 1989 года, то есть 2238 дней, в два раза дольше, чем Великая Отечественная война. По последним данным, всего в этой войне советская армия потеряла 14453 человека, 417 человек до сих пор числятся пропавшими без вести. Ранения и контузии получили 53 000 человек.

15 февраля исполнится 25 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Именно в этот день принято считать, что закончилась афганская война. Её долго замалчивали, дозировано выдавали правду о потерях, скупились на награды.

Но память о ней жива. Жива потому, что живы ещё те, кто воевал во время Великой Отечественной войны, живы те, кто выполнял интернациональный долг в Афганистане, Таджикистане, Абхазии, Приднестровье, Чечне. Жива потому, что память о погибших свято хранят их товарищи по оружию, их семьи и близкие. И она будет жива, пока мы об этом помним, пока мы об этом говорим.

Много воды утекло с тех пор. Потихоньку зажили раны, возмужали, стали мудрее, даже состарились солдаты и офицеры. Там, в далёком Афганистане, наши воины проявили лучшие человеческие качества: мужество, благородство, стойкость. Там, в невыносимо трудных условиях боевой жизни, ежечасно подвергаясь смертельной опасности, они сохранили верность воинской присяге, военному и человеческому долгу.

Без сомнения, те, кто прошёл горнило Афганистана, не понаслышке знают цену мужской дружбе, честны перед своей совестью и светлой памятью погибших.

В памяти людской им жить долго, поскольку их история написана кровью солдат и слезами матерей.

В канун предстоящего 25-летия вывода советских войск из Афганистана корреспондент газеты пообщалась с зуевчанами-афганцами и вот что они рассказали.

Алексей Валентинович Багров Алексей Валентинович Багров, рядовой ВДВ, механик-водитель БМД, г.Зуевка:

— Моя служба началась в 1979 году с «учебки» в Литве, потом перебросили в Белоруссию, в Витебск. Было понятно, что нас к чему-то готовили, но к чему -никто не предупреждал. Помню, как мы уже были готовы к отправке, а отправку всё откладывали, и мы жили в белорусских лесах, в палатках с печками-«буржуйками», это в декабре-то.

Одними из первых мы из самолётов высадились в аэропорту Баграм, далее на боевых машинах десанта (БМД) ночным маршем прибыли в Кабул, где взяли государственные объекты под охрану. Пришлось охранять и посёлок советских геологов. Помню, как нас кормили жёны геологов, приносили полные вёдра каши. Позднее охраняли кабульский аэродром. Отмечу, что местное население относилось к нам, солдатам, уважительно, с ними мы ходили в ночные совместные патрули по городу. Нашему призыву ещё
повезло, бои начались позднее — летом 80-го — тогда, к сожалению, многие погибли.
Минувшим летом, спустя тридцать три года, меня нашли сослуживцы и второго августа, в день ВДВ, прошла трогательная встреча в белорусской Баровихе. Из взвода нас приехало семь человек, но воспоминаний хватило на два дня.

Леонид Германович Чирков, старший воздушный радист, (п.Октябрьский):

— Моя служба началась в 1972 году, после срочной я остался на сверхсрочную. Учился на прапорщика в Канске Красноярского края, летал на ИЛ-12, ИЛ-76.
В 1979 году с военно-транспортной авиацией попал в Афганистан, в Кандагар, возили грузы. С автоматом по горам не бегал, «груз-200» возить не приходилось.
В то время всё было строго, даже фотографий тех времён нет, поскольку обо всём умалчивали, словно нет Афганистана.
В 1989 году я уволился в запас. Обидно за ребят, что пройдя Афган, мы не заслужили никаких льгот, у меня нет даже достойного жилья, на очереди стою, но когда будет что-то — неизвестно.

К сожалению, с некоторыми другими участниками афганской войны/ пообщаться не удалось: кто-то ссылался на занятость, а кто-то просто не выходил на связь.

Всего в Зуевском районе 35 воинов-афганцев.

Ирина СКОРНЯКОВА Фото автора

КСТАТИ

17 февраля с 11-00 в Зуевском механикотехнологическом техникуме пройдёт мероприятие, посвящённое 25-летию вывода советских войск из Афганистана -«Солдат войны не выбирает».

«ГРУЗ-200»

Не вовремя, рано, вернулся с Афгана
Друг Лёха, весь в шрамах, угрюмый и злой.
Хирурги умело заштопали тело,
Жаль, душу они не латают иглой.

В далёком Кабуле Алёхе не пули
Изранили душу, а стоны калек.
Он слышал в санбатах мольбы вместе с матом
И видел, как плачет без глаз человек.

В палате с ним рядом с горячечным взглядом
Стонал костромской паренёк без ноги:
Почти две недели он бредил в постели,
Просил, чтобы сняли с него сапоги.

На ИЛах и АНнах и «чёрных тюльпанах»
Гробы отправляли транзитом в Союз.
О, как же тяжёл и немыслимо страшен
Был этот особо оформленный груз.

В ночной стратосфере натужно гудели
Винты и турбины воздушных машин.
Солдатские матери в небо глядели,
И страх прибавлял им ненужных морщин.

Повсюду в России по трапам сносили
Парнишек, доставленных в цинке домой.
Старушки крестились и кротко просили:
— Дай, Господи, душенькам милым покой!

Не вовремя, рано, с утра Лёха пьяный,
Ему наплевать, что остался жив-цел,
Он после Афгана молчит как-то странно
И смотрит вприщур, словно снайпер в прицел.

Виталий ПОДЛЕВСКИХ

Воинам-афганцам. Низкий вам поклон!

Жара в июле. Нет цветов
На поле бранном.
Махровым матом и бинтом
Врачуем раны.
Свинцовый дождь пороховой
На землю сеет…
И лишь конвертик фронтовой
Мне душу греет.
А война метёт ребят,
Словно веник.
Я на мир смотрю сквозь прицел.
Если пуля пролетит,
Не заденет,
Значит буду не убит,
Буду цел.
Вразлёте брови.
А на виске, как соль на вкус,
Две капли крови.
Совсем пацан, ему бы жить
В тепле июля,
А он убит, а он лежит,
Прошитый пулей…
Свинцовый дождь пороховой
На землю сеет…
И даже орден боевой
Его не греет.
А война метёт ребят,
Словно веник.
Я на мир смотрю сквозь прицел.
Если пуля пролетит,
Не заденет,
Значит, буду не убит,
Буду цел.

Владимир ШУБИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Запросов 53, за 0,814 секунды.