Литературный клуб Рассвет.

ЗеленинАвенир Прокопьевич Зеленин родился в семье сельских учителей, в одной из деревенек Оричевского района. С малых лет подружился он с книгой, с детства слышал стихи, которые любила читать его мама, Галина Вениаминовна. От неё же унаследовал мальчик и поэтический дар.
После окончания семилетней школы Авенир Зеленин поступает в библиотечный техникум. Потом – армия. После службы работа в сельском клубе – заведующим, электриком…
В 26 лет поступает и потом успешно заканчивает Кировский сельхозтехникум. Работает главным инженером в Оричевском районе, в колхозах «Рассвет» и «Красная звезда», журналистом в Верхошижемской районной газете, учится заочно в Уральском университете на факультете журналистики и успешно заканчивает его. В 1980 г. становится редактором Лузской районной газеты «Северная правда», спустя пять лет переезжает в Зуевку, его назначают собственным корреспондентом «Кировской правды».
Литературный клуб г. Зуевки во многом обязан своим становлением Авениру Прокопьевичу. Именно он воодушевил «рассветовцев» на встречи с читателями, знакомил с творчеством малоизвестных, незаслуженно забытых русских поэтов, щедро делился своим литературным опытом, заражал творческой энергией.
Несколько своих стихов Авенир Зеленин посвятил Зуевке, городу, который стал для него родным. Позднее, уже после жизни автора, на одно из стихотворений была написана музыка зуевским композитором Андреем Кудряшовым. Песня заняла в областном конкурсе первое место


*****
ЗУЕВКА

Ветер северный вышил
белой ниткой дома
По серебряным крышам
в город входит зима.
Огоньки семафоров свой ведут разговор.
Я люблю тебя, город,
с детских радужных пор.

Город мой, Зуевка, Зуевка,
Чьей-то судьбы поворот.
Зуевка, Зуевка, Зуевка,
Здесь моё счастье живёт.

Солнце красит лучами
Кудри белых берёз
Здесь притих на стоянке
Боевой паровоз
Он ходил под обстрелом
В огневые края
Юность здесь пролетела
Зоревая моя.

Город мой, Зуевка, Зуевка,
Чьей-то судьбы поворот.
Зуевка, Зуевка, Зуевка,
Здесь моё счастье живёт.

*****

РАЗГОВОР С ПОЭТАМИ

Мне недавно как-то показалось
Перед часом тусклого рассвета:
Всё, что много спелось и сказалось,
Стёрто, словно ходкая монета.
И иду я проторённым следом,
Шествую, не вызывая шума,
Маленьким не радуясь победам,
Неудачи не кляня безумно.
Думы, как рубцы на нежном теле,
Двое суток спать мне не давали,
Может, так и есть на самом деле:
Всё о главном до меня сказали?
Что же это? Результат укора?
Кризис? Бесталанность? Мягкотелость?
Но до вынесенья приговора
Мне порыться в книгах захотелось.
И когда почти что нервы сдали,
Ожидая честного ответа,
Те вопросы, что меня терзали,
Обратил я к двум большим поэтам.
И ответил мне один сурово:
— Жизнь в литературе – не игрушка.
Миру нужно песенное слово –
Петь по-свойски, даже как лягушка.
А другой великий подытожил:
— Тем же самым солнцем обогреты,
Кроме общепризнанно хороших,
В мире бродят разные поэты.
И сошлись в оценке, между прочим,
И сказали оба в тон друг другу:
— Если ты и в самом деле хочешь,
Сделать лирике хоть малую услугу,
Не иди на поводу у дряни,
Не кидай в собак орущих камни,
А бери перо и в меру сил
Расскажи о жизни на Руси.
… И исчезла пелена сомненья,
Вера в силы сразу утвердилась,
В тот же час строфа стихотворенья
В черновом блокноте появилась.
Напишу тебя, земля родная,
В праздничном и будничном уборе,
Напишу, глаза не закрывая,
На твои и радости, и горе.
Если же придётся рассчитаться
За мотивы гнева и печали,
Что ж, поэтов всех времён и наций
Зачастую тернием венчали…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Запросов 53, за 0,852 секунды.