Родина находится там, где похоронены твои родители

Статья Татьяны Микрюковой о встрече с вятским краеведом В. А. Старостиным

Скажу честно, имя вятского краеведа Василия Старостина мне до недавнего времени ни о чём не говорило. Не говорило до той поры, пока я не попала на встречу с ним, что проходила в Зуевке в центральной библиотеке. Теперь мне даже неловко подумать о том, что я могла на неё и не прийти, потому что было очень некогда, но к концу рабочего дня всё как-то уладилось и на встречу я всё-таки пошла. Домой в тот день я вернулась довольно поздно…

Василий СтаростинНа внешний вид простой, по-походному одетый человек – в свитере и резиновых сапогах («Потому что за пределами железнодорожной площади Зуевка всё-таки город грязный», – как потом пояснит Василий Старостин), он говорил о таком, что невозможно было оторваться от его рассказа. Это был захватывающий монолог о жизни людей, населявших много-много лет тому назад территорию Вятки, о вятских родовых фамилиях и о зуевских в частности. Никогда об этом по большому счёту не задумываясь, вдруг понимаешь, что ты ничего не знаешь о той жизни, которая когда-то была на земле, где ты родился и проживаешь свои годы здесь и сейчас. Но слава Богу, появляются люди, которые совершают настоящий подвиг (от слова «подвигать» какое-то дело) и открывают нам глаза на что-то очень важное, но о котором мы почему-то сами не задумываемся.

12 лет каторжного труда по 18 часов в сутки

В 1992 году краевед Василий Андреевич Старостин понял, в чём должна заключаться местная национальная идея. Её суть — в возвращении вятского народа на историческую родину во всех пониманиях этого слова – духовного, исторического, физического. С этого момента он начал неустанно работать над своим глобальным проектом – созданием Книги вятских родов, которая в настоящий момент насчитывает шесть томов, но это, как выяснилось, не предел. Долгими днями и вечерами, одержимый начатым делом, Василий Андреевич собирал нужные для столь масштабного труда данные: изучил множество метрических книг, ревизских сказок, дозорных книг, исповедных росписей, архивных трудов, переписей с 1615 по 1891 годы. В результате было собрано 500 тысяч семей, 10 тысяч фамилий расписаны по 22369 селениям. Толкование записанных фамилий заняло 3 года. За это время краевед, как он сам говорит, соединил землю и людей, собрал воедино умерший вятский народ.

Сначала Василий Старостин записывал всю найденную информацию от руки, но с появлением компьютера стал всё переводить в электронный формат, что также потребовало немало времени и усилий. В результате появился многотомный труд, равного которому по информационному ресурсу в России пока нет. Шутка ли – даже самый мощный компьютер не смог вместить в себя всю собранную Старостиным информацию!

Книга вятских родов – это 6-томное печатное издание. В неё входят: словарь вятских фамилий, содержащий информацию об истории и происхождении 10 тысяч вятских фамилий; реестр вятских родов – номерной список из 22369 селений на 1891 год, с указанием числа жителей, фамилий проживавших, их основного промысла; азбучный указатель населённых мест Вятской губернии – 47415 вариантов названий вятских селений. Отдельный том посвящён фамилиям Зуевского района, так как мама В.А. Старостина родом из деревни Шаклеи, что в 14 километрах от Рябово.

Разбуди его среди ночи и спроси в упор: «Сколько семей в 19 веке носили в Вятской губернии фамилию Мусихиных? – не задумываясь ответит: «600» — это примерно 4000 человек. Особенно распространённой она была на территории, где сейчас находися наш Зуевский, а также Кирово-Чепецкий районы. Спроси у него, сколько было семей Вотяковых, Вотинцевых, Вотлецовых, он снова как отличник, без запиночки отчеканит: «384». А вот самых распространённых в России фамилий – Иванов, Петров, Сидоров – у нас маловато. Зато 12 больших городов нашей страны нашли отражение в вятских фамилиях. А всё потому, что как магнит притягивала вятская вольница выходцев из других мест. Так, смутное время заставляло людей искать отдалённые уголки, где каждый отвечает сам за себя. А самым ближним и вольным местом была Вятка. Русские и удмурты, марийцы и татары, пермяки и башкиры населяли вятские земли. Отсюда и доставшиеся нам в наследство фамилии: Пермяковы и Татариновы, Черемискины и Белорусцевы, Казанцевы и Московкины.

Отражают вятские фамилии и всё многообразие тогдашней вятской фауны: Медведевы, Волковы, Соболевы, Кошкины, Мышкины. Все виды вятских рыб: Сомовы, Осетровы, Карповы, птицы «взмахнули крылом» в Орловых и Воробьёвых, Журавлёвых и Соловьёвых. Нашёл своё отражение в фамилиях и крестьянский уклад жизни: Овсянниковы, Огородниковы, Репины, Гороховы, от земледельцев и хлеборобов появились Хлебниковы, Крестьяниновы, Блиновы, Мельниковы, Тестоедовы. По фамилиям можно судить о значении домашних животных в жизни крестьян: Быковы, Коровкины, Овечкины. Отражались и характерные внешние приметы человека: Туснолобов, Лобанов, Ушаков, Краснощёков, а также нрав человека: Смирнов, Тихих, Терпилов. Говоруны и насмешники становились обладателями таких фамилий, как: Агалаков, Алалыкин, Баев, Бакулин.

Но всё же больше всех фамилий таких, за которыми наши предки как бы старались скрыться. Несколько веков тому назад также было налогообложение. Но на 10 лет первоначального проживания на новом месте землю крестьянам давали в безвозмездное пользование (возможно, не все знают, что у нас, за исключением нескольких южных районов, не было крепостного права, а были государственные крестьяне). Когда проходило 10 лет, к крестьянину приходили налогооблагатели, чтобы взять налог в виде зерна, продуктов и т.д. Чтобы не платить, крестьяне убеждали налогооблагателей в том, что земля не родит и потому они уходят на другую территорию. И таким образом вновь перемещались на новые места проживания на 10 лет. Чтобы не привлекать к себе внимание, сделать вид, что всё плохо, крестьяне можно сказать, сами себя обзывали – Чурак, Шабала и т.д. Так появились Чураковы, Шабалины, Шаклеины, Вшивцевы, Мошонкины, Некрасовы, Нелюбины и множество других фамилий. Кстати, четвёртой по распространённости в Вятской губернии была неблагозвучная фамилия Бздюлёв. Судя по тому, что сейчас она не встречается, все потомки Бздюлёвых постарались от неё избавиться. Василий Старостин лично сам знает одного профессора из Новосибирска, который поменял данную фамилию на благозвучную Виноградов. Да и действительно, каким чувством собственного достоинства нужно обладать, чтобы спокойно носить неблагозвучную фамилию.

Кстати, что касается частых перемещений крестьян с места на место. Благодаря такой миграции населения, 30 лет (с 1860 по 1890 годы) Вятская губерния была самой густонаселённой на территории России! У нас было 25 тысяч населённых пунктов. (Сейчас, по данным переписи 2010 года, Кировская область по плотности населения занимает последнее место в Приволжском федеральном округе. Прим.автора).

С большим уважением Василий Адреевич Старостин говорил об удмуртском народе, который также населяет территорию Кировской области.
– Более миролюбивого и терпеливого народа я не знаю, – сказал он, и мы должны гордиться тем, что в крови многих вятских течёт удмуртская кровь. Откуда только не гнали вотские племена – марийцы выгнали их с Вятки и Пижанки, из Яранска, русские тоже отовсюду гнали, а они всё терпели, перемещаясь с места на место без войн и конфликтов. Удмурты очень трудолюбивы. Достоверно известно, что в 1902 году, руками возделывая почву, в одном из вотских селений на территории нынешнего Малмыжского района, ими была достигнута урожайность 80 центнеров с гектара!
– Что мне ещё нравится у вотских племён, так это их равенство между собой, – продолжил Василий Адреевич. Так, священником у них мог стать любой: месяц этот сан был у отца, месяц у сына и так далее, они не делились на касты.

Зов Родины

Поскольку корни по матери у краеведа Старостина уходят в деревню Шаклеи, что была когда-то в Зуевском районе, наша земля ему по особу дорога, он даже называет её удивительной. Более того, только после посещения маминой деревни у него зародилась идея масштабного труда – создания книги вятских родов, – такое глубочайшее впечатление оказала на него родина предков! Вот и в нынешний приезд после встречи в библиотеке на следующий день на рейсовом автобусе доехал он до села Лема, а затем пешком шёл до деревни мамы Шаклеи, а затем до деревни Кокоры – родины бабушки. Пешим ходом было пройдено 25 километров. – Зачем это Вам нужно? – спросила я Василия Андреевича по телефону. – Родина зовёт, — просто и ясно ответил он мне.

Василий Старостин ещё и поэт. В краеведческом отделе центральной библиотеки есть его сборник стихов «Неровное дыхание». На встрече с зуевчанами он прочёл стихотворение из этого сборника, посвящённое маминой деревне Шаклеи.

***

Заливные луга не кошены,

И тропинок не льются строчки,

И земля, как гусиною кожею,

Ощетинилась жёсткими кочками.

Тут и речка бежит бесплодная

Ниоткуда и в никуда,

Зеленеет вода болотная

Там, где заводь была пруда.

Над избою, где крыша содрана,

Красный глаз уходящего дня.

Это малая моя родина

Смотрит, грустная, на меня.

Ну что, внучок, домой приехал?

На круги вернулся свои,

А у нас уже под застрехой

Не чирикают воробьи…

Из трубы печной кирпичами

Выпадает за годом год,

Да ещё одиноко ночами

Только хриплый кашель ворот.

Скоро, видно, совсем проржавеет

Их спасительная петля.

Что стоишь? Проходи скорее.

Это всё же твоя земля.

Колбасу, словно правду-матку,

Настругаем острым ножом.

За помин земли нашей вятской

По стакану водки нальём.

Ветер взвоет да стихнет к ночи.

Паутинки порвётся нить.

В городских своих одиночках

Будем думать, как дальше жить.

А ответом на все вопросы,

Вместо храма, в конце пути, —

На родительских наших погостах

Повалившиеся кресты…

 

 

 

Татьяна Микрюкова

Василий Старостин
P.S. Продолжение материала о В. А. Старостине читайте в одном из последующих номеров «Нивы». Вы узнаете о том, почему известный краевед считает территорию Кировской области аномальной в самом лучшем понимании этого слова.

«Нива» 13 октября 2011 года. Материал опубликован на 6-й полосе.

Комментарии 0

  • Встреча зуевчан с Василием Старостиным произвела на Татьяну Микрюкову такое впечатление, что статья, которую она написала об этом, не уместилась в одном номере газеты (хотя и целую полосу заняла, что для нашего времени большая редкость). Знай вятских!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Запросов 55, за 0,876 секунды.