Сергей Кутергин: «Сыновний долг я выполнил»

В газете «Нива» за 16 мая текущего года была опубликована статья Фаины Кутергиной «Семейная сага. Кутергины». Статья была проиллюстрирована фотографиями четырёх братьев. А вот фотографии самого младшего — Степана, погибшего в 1942 году, не было…
Я с трепетом держу «похоронку» на моего дядю Степана, которой почти уже 70 лет.

'Извещение.
Ваш сын красноармеец Кутергин С.Ф., находясь на Западном фронте, пропал без вести 8 июля 1942 года».

И только в 1946 году по запросу родственников пришло другое сообщение о гибели и месте захоронения моего дяди.
«Извещение.
Ваш сын Кутергин Степан Филиппович, уроженец Кировской области, Мухин-ского района, Лбовского с/с, д.Шельмани, в бою за социалистическую Родину, верный боевой Присяге, проявив геройство и мужество, погиб 11 июля 1942 года. Похоронен в д.Пустынка Думиничинского района Смоленской области.
Настоящее извещение является допуском для возбуждения ходатайства о пенсии.
Командир 233 стрелкового полка 97 стрелковой дивизии,
полковник Трухачев. Военный комиссар Крюков.

Мой папа Кутергин П.Ф. (1913-1982 гг.) всю свою жизнь хотел, мечтал, пытался побывать на могиле своего младшего брата Степана, но не смог этого сделать по ряду причин. Меня долго преследовала эта идея и, желая исполнить до конца сыновний долг, я решил реализовать мечту отца и во что бы то ни стало отыскать место захоронения
своего дяди. И не жалко времени, денег, нервов… Я решился поехать.

Как опытный турист знаю, что любой поход начинается задолго до его начала — с подготовительной работы. Поэтому, обложившись картами, схемами, расписаниями электричек и автобусов, я приблизительно наметил свой маршрут. Я не стал брать с собой горсть родной земли, цветов, чтобы положить всё это на могилку, наверное, потому, что не был уверен на все «сто», что найду могилу дяди. Хотя, скорее всего, сработал внутренний голос: «как бы не сглазить».

Первая пересадка в Москве. Я больше часа езжу под землёй, на метро добираясь до станции Тёплый Стан, откуда уже на автобусе еду до Калуги. В Калуге снова меняю «перекладных» и дальше в путь — до деревни Высокое Думиничинского района Калужской области. По счастливой случайности моим попутчиком в автобусе оказался местный житель, родом из деревни Пустынка, где погиб и первоначально был захоронен мой дядя. А потом, уже в 50 годы, останки бойцов из «одиноких» и немногочисленных общих захоронений ряда населённых пунктов: Буда Монастырская, Водровка, Ефремовка, Кожаковка, Пыренки, Широковка, Пустынка и многих других были перенесены в Братскую могилу — всего захоронены 6233 воина!

Памятник и обелиск с фамилиями более шести тысяч человек находятся на краю деревни на взгорке в сосновом лесу. Невозможно передать те чувства, которые мне пришлось испытать, когда я нашёл это захоронение. Ком стоял в горле, глаза слезились.
К сожалению, личности не всех воинов установлены, и я судорожно искал родную фамилию. Хорошо, что они расположены в алфавитном порядке. И вот оно, свершилось. Есть! В этот момент, признаюсь, эмоции взяли верх над разумом. Местный житель Михаил стоял поодаль, не мешая мне, прекрасно понимая, что успокаивать в таких случаях просто бесполезно. Да и не надо.

Затем мы пошли в местную — деревни Высокое — администрацию. Встретившись с главой поселения Владимиром Алексеевичем Поповым, я узнал много интересного. Например то, что деревни Пустынка, которая находилась в пяти километрах от Братской могилы, как и многих других деревень, уже нет. Что сейчас особенно много стало приезжать родственников воинов, погибших в этих местах, причём не только из России, но и из Прибалтики и Казахстана. Что до сих пор местные жители и поисковые отряды находят в этих местах боевых сражений останки бойцов, и наших, и немецких, и различные предметы времён войны.
Поблагодарив главу сельского поселения, а заодно и всех жителей, которые содержат в хорошем состоянии памятник, ухаживают за ним, я отправился в обратный путь. Не зайти снова на Братскую могилу я не мог. Когда ещё предоставится такая возможность?

Я стоял на коленях перед обелиском и просил у дяди и у всех остальных прощения за то, что мы все живы, а они погибли двадцатилетними. Простить просил и за то, что почти 70 лет к нему никто из родных не приезжал… Взяв горсть земли с Братской могилы, я мысленно пообещал дяде привезти её к его брату — моему отцу на Зуевское кладбище. И уже немного успокоившись, более внимательно просматриваю ряд фамилий. Да они же почти все мне знакомы: Наговицын, Караваев, Никулин, Соболев и т.д.
Возможно, кто-то из них, так же, как и мой дядя, с нашей Вятской стороны, а погиб и захоронен за многие сотни и тысячи километров от родных мест.

Чувство лёгкого, даже можно сказать, какого-то освещения преследовало меня весь обратный путь. Уже в Москве приходит на ум, что ещё один мой дядя по материнской линии -Михаил Гаврилович Масленников (1913 г.р.) тоже погиб в 1942 году и до сих пор считается пропавшим без вести. Прошу сына через Интернет поискать его данные. Мало ли что известно?

Подняв архивы Великой Отечественной войны, он обнаружил: Масленников М.Г., 1913— 1942гг., уроженец д. Маслы Опалевского с/совета, пропал без вести. Место захоронения не известно.
Жаль. Но ничего не поделаешь. Война!
Вечная слава героям!
С.КУТЕРГИН,
учитель ОБЖ «Образовательного центра» г.Зуевка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Запросов 49, за 0,954 секунды.