Треугольник с минусом

К десяти месяцам колонии-поселения за убийство друга приговорен житель Зуевки Андрей Микрюков

После вынесения приговора за «превышение допустимых мер обороны» «убийца» подал кассационную жалобу. И, продолжая оставаться на свободе, утешает вдовицу, переехав на жительство в квартиру убитого им друга.

Историю любовного треугольника, закончившуюся смертью 34-летнего «отличного парня Женьки», и о том, что «убийцы ходят на свободе», рассказали «Наблюдателю» работники зуевского «Коммунэнерго» — бывшие сослуживцы покойного Петрашилина, его супруги Натальи и «друга семьи» Андрея.

Меж двух мужей

С будущей супругой Натальей инженер-теплотехник Евгений Петрашилин познакомился по-соседски — еще в 1999 году. В деревянный дом, что наискосок от окон его квартиры, погостить к бабушке приехала внучка из Сургута. «Прямо фотомодель, ходит по огороду в купальнике», вздыхал Женька, рассказывая на работе о вспыхнувших к Наталье чувствах.

Он вообще был очень открытым человеком: «большой сильный мальчик, добрый, всегда приветливый, всегда улыбчивый» — вспоминают о нем сослуживцы. Чего нашел он в женщине злой, со «змеиным взглядом» и ребенком от прежнего брака?

Когда поженились, он устраивал ее на работу, но нигде Наталья не задерживалась долго. Объясняли: характер у нее такой — неуживчивый, что вскоре проявилось и на самом Женьке: то придет на службу весь в синяках, то лицо будто дикой кошкой расцарапано. Наконец взяли ее лаборантом в «Коммунэнерго», поближе к мужу. Вскоре в семье появилась дочка. А не так давно будто прирос к молодой семье сварщик того же предприятия — 25-летний Андрей Микрюков. О том, что меж ним и Натальей «отношения», видели все — да они особо и не прятались, только супруг отмахивался: Андрей — мой друг. Хотя даже мать Андрея причитала: «Потерял парень голову от любви — с Мариной разошелся». О причинах развода жена Микрюкова, брошенная им с полуторагодовалой дочкой, говорила коротко: муж загулял.

Во вторник, 6 октября минувшего года, Петрашилин не пришел на утреннюю планерку, молчал и его сотовый телефон. Когда Евгений не появился на работе и позже, всполошившиеся сотрудники спросили у Натальи: что с мужем? Она ответила: «Утром проснулась, дверь открыта, одежды нет, куда ушел — не знаю». Поинтересовались: чего не ищет? Женщина зло ответила: вам надо, вы и ищите, но через три дня в милицию все-таки обратилась. Женьку искали всей Зуевкой, объявления на столбах развесили, каждый люк водопроводный подняли, в каждый колодец заглянули. Жена же хранила спокойствие, а 11 октября, когда супругу исполнялось 35, накрыла стол — как никак, юбилей. Только Андрей жаловался: «достали менты», хотя все, что знал, давно им рассказал: 5 октября пили в гараже у Женьки — самого его не было — с Наташкой и ее подружками. Потом развез подружек по домам, что было дальше — не знает.

И в землю закопал

21 октября Зуевка узнала жуткую весть: Микрюков сознался в убийстве. Возбудили уголовное дело по статье 105 УК РФ. В сумерках поехали на 21 километр Богородского тракта: там в лесополосе выработанных песчаных карьеров откопали то, что от Петрашилина осталось: тело почти не пострадало, а вот лицо крепко поели мыши.

— Зуевка ведь маленькая, — говорят сослуживцы убитого, — тут всем про все известно. Как рассказали, был инженер перед смертью будто бы крепко побит — весь в синяках, в голове дырка и «кадык сломан». Мы не сомневались, что Микрюкову одному такое не по силам: Женька здоровый, высокий, а этот на голову меньше. Кто-то ему точно помогал. Думали, следствие докопается до сути. Вначале говорили, что убил Микрюков по неосторожности, а потом вон как повернулось — вовсе ни за что не отвечают.

Поселок гудел от новых и новых подробностей. Вначале судачили о том, что Андрей переехал к Наташе. Он объяснял: страшно женщине одной, вот и помогаю. Потом в суде были озвучены подробности убийства: поздним вечером, накинув домашний халат, Женька пошел в гараж, где застал жену и друга на самом интересном месте… Ночью его, уже мертвого, вывезли в карьер. Утром, договорившись с приятелем, чтобы помог, Микрюков взял у Натальи вещи мужа, и, переодев убитого в рабочее, закопал тело в леске. Потом были похороны, на которые пришел, казалось, весь поселок. Не было только жены, детей, да друга, которого к тому времени задержали.

— Они молчали больше двух недель, что Женьки больше нет. Потом выяснилось, что «убийца» пришел с повинной, а Наташка тут вовсе ни при чем — как драка в гараже началась, она, будто бы, сразу в дом убежала и знать ничего не знала. А кто кровь в гараже замывал?, — рассуждают в «Коммунэнерго». — Пол на кухне так оттерт, что следователи удивились. Одежду Женькину она Андрею отдавала. Зачем? Да затем, что уйти в халате он далеко не мог, а она сказала, что оделся и ушел. А кто труп в машину тащил? Микрюкову одному его не поднять.

Сам виноват?

Потом у подозреваемого появился адвокат. Поговаривают, что оплатили его работу сургутские родственники вдовы. И вскоре Микрюков пришел домой — отпустили под подписку о невыезде. Ведь никакой он не «убийца», а лишь слегка превысил допустимые меры обороны: Женька сам на него набросился с ножницами, рукав у курточки порезал. А потом они на диван упали, Андрей сверху оказался, и как-то невзначай друга придушил. Так что супруга ничего не знала — она в этом деле потерпевшая. И с товарища микрюковского, что убитого переодевал и крадучись хоронил, тоже никакого спроса. Его хоть поначалу тоже задержали, да вскоре выпустили.

Так что, освободившись от тяжести обвинения в убийстве, Андрей вещи собрал и к вдове друга окончательно жить перебрался. Даже на работу приходили, но коллектив им, мягко сказать, не обрадовался. Так что оба живо уволились. Одно теперь неприятно: вдовица днем на улицу не выходит, так что в магазины по ночам приходится ходить.

— Были мы в суде, — рассказывают коммунальщики, — до сих пор в шоке. Вдова, обвиняемый и адвокат пришли втроем — родные ж почти люди. Обвинение в лице прокурора района доказывало, что смерть Петрашилина — только нелепый случай, а так-то Микрюков человек совсем отличный, хотя на работе характеристику ему далеко не ангельскую дали. Пострадавшая попросила Андрея «не садить» — у него ведь ребенок маленький. Все его защищали.

Когда через час огласили приговор: десять месяцев поселения при условии, что три уже отбыто в СИЗО, — все встали и пошли по домам. Судья пояснил: к месту отбытия наказания Микрюков должен добираться сам. Осужденный подал кассационную жалобу, так что еще месяц-полтора дома пробудет…
Елена ОВЧИННИКОВА

Комментарии 0

  • Охренеть!!!!!!! И что доследования не будет так все и промолчат? cry

  • без комментариев,

  • Написал на сайте Генерально прокуротуры письмицо. Думаю 1 я пролечу.
    Кто хочет справидливости, можете тоже на сайте генпрокуротуры отослать письмицо Чайке! Мол так и так, 108 ст. нам ненравится. И вообще дело замяли.

    Хорошо бы узнать источник данной статьи, сейчас на своем сайте тоже выложу

  • не уверен что после отбытия наказания он не совершит еще одно убийство

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Запросов 51, за 0,855 секунды.