В списках блокадников не значится

Баба ПоляКак-то в декабрьский, не очень погожий . день встретила на улице бабушку Полю. Ну и что, скажете, здесь необычного? А то, что тащила бабуля за собой большие древние деревянные санки с кучей посуды: бак эмалированный, ведро, пластиковые канистры. Ну, думаю, опять перемёрзла колонка, и пошла горемычная по посёлку воду искать.
Догадаться об этом было не трудно, так как третий год ближайшей к её дому водоразборной колонкой воспользоваться затруднительно: зимой замерзает, а с весны до осени вокруг неё такое море воды из-за утечек водопроводных разливается, что хоть на лодке плыви. Увидев меня, бабушка Поля со слезами воскликнула:

— Вторую блокаду переживаю! Во время войны из Невы вот так воду таскала. Но там понятно, война. А сейчас за что мучения такие?

С водой я ей помогла, и ушла бы в прошлое эта встреча, и не вспомнила бы я о ней, если бы не статья в газете «Нива» о единственной в районе бывшей блокаднице из пос. Кордяга.

Как же так? А баба Поля? О ней забыли или не знают?

Спасибо хранительнице школьного музея Л.А. Сорокиной, всё обо всех знает и помнит. И ребята — молодцы, приглашали бабушку Полю в школу, слушали её воспоминания о тех годах.

А послушать было что.

Рано осталась сиротой маленькая уржумская девочка Поля. Годик исполнился -мамы не стало, а в 10 лет потеряла отца. Приютила тётя, и как могла, устраивала её судьбу. В 15-летнем возрасте отправила племянницу в ФЗО (рабочее училище).
28 апреля далёкого 1941 года уехали на учёбу в Ленинград 35 юношей и совсем ещё юных девушек из Уржума. Едва выучились на слесарей-инструментальщиков, как грянула война, страшная Великая Отечественная. Ленинградский завод по выпуску киноаппаратуры, где они обучались, стал работать для фронта. И новоиспечённые слесари-инструментальщики дневали и ночевали у станков, выполняя заказы для фронта.
Был на заводе старый мастер. Имя его не запомнилось, все звали его дедом. Добрейший был человек. Видит, ребёнок у станка засыпает, отправит его вздремнуть часок-другой, а сам к станку. Всех жалел. Ни одного несчастного случая в его смену не было. При заводе и жил в будке.

Поля с подругами Фридой и Дусей тоже при заводе жили, в общежитии. С территории их никуда не выпускали. От бомбёжек спасались в бомбоубежище. На крыше завода постоянно дежурили зенитчики. При общежитии была столовая. Кормили жидкой похлёбкой, в которой кусочек картошки был редкостью. На день выдавали маленький кусочек хлеба. А ещё какую-то розового цвета сыворотку в бутылках и пачку дрожжей.
До сих пор бабу Полю передёргивает от вида и запаха дрожжей.
Как-то мальчишки принесли мясо, неизвестно какое — протухшее, с червями. Вымыли хорошенько, поставили варить. Зловонный дух — на все общежитие! Пришел комендант и вывалил варево в мусорное ведро.
Баба Поля сейчас понимает, что комендант, может, спас детей от отравления, но тогда голодные мальчишки накинулись на него с кулаками. Из-за бесконечного чувства голода уже казалось, что никогда в жизни не удастся поесть досыта.

Бабушка Поля с благодарностью вспоминает тётю Нюру, работницу столовой. У неё, коренной ленинградки, во время бомбёжки погибла дочь. Узнав, что Поля круглая сирота, она принесла ей одежду и обувь своей дочери. Отскребала от бачков остатки еды и отдавала Поле. Тем и спаслись подруги от голодной смерти.
20 человек осталось в живых из тех 35 уржумских ребят.

После снятия блокады выжившие работали в подсобном хозяйстве завода — пахали, сажали овощи. Пришлось им увидеть и пленных немцев. И только 25 мая 1945 года отпустили молодёжь по домам. Добирались — где на товарняках, где пешком. Помнит, как ночевали в татарской деревне. Хозяйка накормила и в дорогу дала по кусочку хлеба и картофелине.

Недолго прожила Поля в родных Фролятах, что в Уржумском районе, перебралась к сестре в Удмуртию. Работала в сельском хозяйстве — на ферме, на откорме молодняка, дояркой, а потом 15 лет на железной дороге. Последние 26 лет живёт в пос. Косино.
Сын забрал к себе поближе, помогает с женой по хозяйству: и огород посадить-убрать, и в доме прибрать-постирать. Всем довольна баба Поля. Всё есть, кроме здоровья.

Ещё бы водопровод сделали, чтобы не носить воду из колонки. Есть ещё одна мечта — побывать в мирном Ленинграде (теперь уже Санкт-Петербурге).

Вот такая бабушка Поля — Пелагея Яковлевна Мальцева, всю войну проработавшая в блокадном Ленинграде (о чём свидетельствует архивная справка), живёт у нас в Косино. В октябре нынешнего года ей исполнится 86 лет.
Л.МАЛЫХ, пос.Косино Фото Людмилы Зайцевой

От редакции.

Баба Поля и её сноха Валентина Ленидовна, живущая по соседству, рассказали, что уже три года их дома по улице Станция Коса и огороды страдают от подтопления водой из-за утечек неисправных водопроводных сетей. Они очень надеются, что в этом году администрации Косинского сельского поселения удастся отремонтировать водопровод на этом участке чтобы, наконец, решить наболевшую проблему.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Запросов 54, за 0,788 секунды.